После Херсона: РФ предстоит ответить на проклятый вопрос собственной истории

После Херсона: РФ предстоит ответить на проклятый вопрос собственной истории

Фото: ku.life

Отход ВС РФ на левобережье Днепра раскололо общество на две части. И одна думает, что это отступление, оно ужасно и все теперь пропало.

Они повторяют и одну из самых знаменитых фраз в русской истории: "Что это — глупость или измена?". Ответить на этот вопрос после Херсона России придется, как ни крути, считают обозреватели РИА Новости.

Эта фраза впервые прозвучала 106 лет назад - 14 ноября 1916 года. Сказал ее лидер кадетской партии Павел Милюков в обличающей власть речи. Он по сути обвинил цирский двор в попытках искать "позорный мир" с Германией.

Тогда в Милюкове говорили эмоции, поскольку власти не искали тайных переговоров с Германией. Но часть образованного общества поверила Милюкову.
После отречения Николая Второго он стал министром иностранных дел России и пытался вести войну до победного конца.

"Но армия без царя во главе начала разлагаться вместе со всей страной — и вместо победы мы получили революцию, похабный Брестский мир (то есть потерю западных земель, включая Украину) и Гражданскую войну. К чему вспоминать это сейчас? К тому, что возмущение очередным заявлением нашего МИД о том, что Россия готова к переговорам с Украиной, очень напоминает те самые милюковские страдания — как же так, за что же мы воевали, нельзя допустить удара в спину нашей армии, нужно остановить предателей в элите, которые готовы на переговорах (тайных или явных) сдать русские интересы!", - говорится в публикации издания.

Плохие новости с фронта СВО сегодня трактуются так же - ошибочно. То, что происходит в обществе, похоже на псевдопатриотическую истерику. Хорошо, что она охватила не всех, а небольшую часть общества.

Путина нельзя заставить пойти ни на какой "позорный мир" ни с Зеленским, ни с Западом. Он перешел свой Рубикон, теперь, считают эксперты, у России один путь - только вперед, через ошибки, через тактические отступления, но вперед.

"Прежней Украины больше нет — и на страницах будущей русской истории уже есть другая Россия", - отмечают обозреватели.