Наверх

Новости Казани и РТ

Круглый стол: Выживет ли свобода слова в Интернете?

Айнур Сафин, директор маркетингового агентства "Exilem”

Финохин Андрей, коммерческий директор агентства по продвижению в социальных медиа "Сitrus-Media”

Ленар Файзутдинов, генеральный директор агентства маркетинговых коммуникаций "Теория Дарвина", блоггер

Михаил Егоров, начальник управления маркетинга ОАО "Таттелеком"

Нияз Латыпов, генеральный директор компании "Cuper”, блоггер

"Зачем столько шума? Ничего нового в законе не появилось"

Людмила Дубовая: Насколько актуален такой проект для Казани и РТ? Как вы относитесь к таким мерам?

Андрей Финохин: Отношусь отрицательно, так как интернет был создан для свободного обмена информацией.

Нияз Латыпов: Законопроект может стать удобным способом манипуляции гражданами — многие опасаются, как бы он не послужил карательным или ограничительным. Но беспредел и анархия пользы тоже не несет. Нужна мера.

Михаил Егоров: Очень часто забывают, что прописанные в законе вещи уже приняты в России несколько лет назад. Закон собрал эти нормы воедино.

"Родители вправе выбирать, что смотреть детям в Интернете"

Людмила Дубовая: Уже несколько лет многие родители устанавливают программы, которые ограничивают детям доступ к определенным сайтам. Нужен ли еще реестр запрещенных сайтов?

Михаил Егоров: Лично я бы хотел, чтобы и мои дети не заходили на некоторые сайты.  Дополнительные меры все-таки нужны. В магазине же нельзя купить книжку по изготовлению ядерной бомбы, к примеру. А в интернете можно при желании найти все. Но родители вправе выбирать, что смотреть детям, а что нет – услуги, позволяющие контролировать это, предоставляют операторы связи.

"Нельзя запрещать людям выражать свое мнение"

Людмила Дубовая: Нужно ли наказывать за размещение "запретной" информации в Интернете?

Андрей Финохин: За размещение откровенно запретной информации наказывать нужно. Если человек просто выражает личное мнение, а его осуждают — то стоит задуматься, в каком государстве мы живем. Например, недавно сотрудницу крупного банка уволили за размещенный в Сети анекдот о компании.

Ленар Файзутдинов: К слову, на днях одно российское ведомство нечаянно опубликовало на своей страничке результаты компьютерной игры с овцами. Это выглядело забавно.

Михаил Егоров: Естественно, нужно карать за разжигание межнациональной розни, детскую порнографию, пропаганду наркотиков и суицида. Эта работа и так давно ведется. 

Айнур Сафин: Есть «пограничная» информация, которую можно и не считать пропагандой. Здесь уже нужно решать по ситуации. Кстати, в Интернете иногда сложно отличить нарушения от искусства. Скажем, роман «Лолита» - это порнография или искусство? То же самое в сфере фотографии...

Михаил Егоров: Для того, чтобы отделить одно от другого, и нужна судебная система.

"Интернет становится публичным"

Людмила Дубовая: Почему закон вызвал резонанс в обществе?

Ленар Файзутдинов: Просто люди не доверяют тем, кто будет исполнять и охранять этот закон. Это похоже на политическую цензуру. Но это нужно для поддержания здорового общества. Я лично никогда не сталкивался с наркотиками, детской порнографией или суицидами в интернете.

Нияз Латыпов: Пользователей контролировать невозможно — но можно регулировать те сайты, которые размещают запрещенную информацию.

Ленар Файзутдинов: Раньше действия пользователей не воспринималось как публичные действия. В интернете мог начаться "беспредел". Но мера наказания должна быть адекватной. Например, публичное наказание.

Михаил Егоров: Сейчас любые электронные дневники признаются СМИ— так как они доступны большому кругу лиц. Поэтому, если размещаешь что-то в Интернете, осознавай свою ответственность.

Назад, в библиотеки?

Людмила Дубовая: Может ли новый закон ограничить доступ и к полезной информации?

Андрей Финохин: Здесь должна быть граница — между свободой слова и цензурой сверху. Например, я учусь на химическом факультете и ищу, из чего состоят наркотические вещества или бомба, или будущий криминалист пишет курсовую по детской порнографии. Что в этом плохого?

Ленар Файзутдинов: Во время учебы мы ходили в Ленинскую библиотеку, стояли в очереди. А интернет был, кстати, очень медленный..

Михаил Егоров: В Интернете есть свои "плюсы" - там люди собирают пожертвования, помогают друг другу.

"Нужен общественный контроль"

Людмила Дубовая:  Как можно добиться объективного соблюдения закона? Не будет ли обратного эффекта, вроде «революции» в социальных сетях?

Ленар Файзутдинов: Митинги не возникают из-за Интернета. Там они лишь организовываются. Это просто инструмент для обмена информацией. Когда Ленин делал революцию, у него не было Интернета.

Айнур Сафин: Считаю, что перед тем, как заблокировать сайт, нужно пройти через общественный контроль. Для того, чтобы не было злоупотребления со стороны
госорганов или оператора.

Ленар Файзутдинов: "Лечить" надо причину, а не следствие. Бессмысленно бороться с наркотизацией с помощью удаления сайтов, когда наркотики можно запросто купить через 2-3 рукопожатия. Вообще, Интернет полезен и обществу, и государству — недовольные жители могут выпустить там пар и жить дальше.

Михаил Егоров: Предлагаю создать белый список сайтов, который рекомендован для школьников — чтобы был баланс.

Нияз Латыпов: Лопатой можно яму выкопать, а можно голову проломить. Главное, чтобы закон  был во благо и не использовался для искоренения инакомыслия.

Опубликовано: 05 сентября 2012, 14:51
подписывайся!

Новости РОССИИ