Наверх

Новости

Мой Буденновск - Сергей Милицкий

17.06.1995 – операция по освобождению заложников в Будёновске.

Мне не хочется повторять всё то, о чём рассказывали многие за прошедшие с того страшного дня 24 года. С некоторыми вещами я согласен, с другими нет…

Мне хочется рассказать свою собственную историю о том, что происходило со мной, на тот момент старшим лейтенантом «Альфы» Сергеем Милицким во время штурма больницы.

В то время мне было 26 лет и мой стаж в «Альфе» насчитывал 4 года. Но за весь этот период поучаствовать в бою мне ещё не довелось. Да, были различные мероприятия, но сравнить их с полноценным боевым столкновением невозможно.

На день тех событий намечались шашлыки, но вместо этого нарисовалась тревога. По прибытию в аэропорт нам сообщили о захвате города где-то на Северном Кавказе. Вводные расплывчатые, поэтому особо не волновались. На всякий случай во время полёта снарядил пулемёт и запасные ленты, всё остальное время проспал.

15 июня наша группа приземлилась, после чего нас распределили по боевым постам и дежурствам. Проводилась подготовка к штурму, но никто особенно не верил в то, что он действительно состоится. Уснуть в следующий раз удалось только поздно ночью, а на утро, ещё затемно, нас подняли и объявили, что решено штурмовать. Все готовились довольно спокойно, некоторые даже предлагали выпить «фронтовые» сто грамм, но я отказался. Зато прекрасно помню, как снял часы и попросил, чтобы их передали моему сыну, если вдруг что-то случится. Потом передумал, забрал назад – сказал, что подарю ему сам.

Потом было построение, на котором сразу бросилось в глаза вооружение солдат ВВ – оно было предназначено для ведения общевойскового боя. Помимо скорострельного оружия (пулемётов, автоматов) были и ручные гранаты, а также гранатомёты.

Выехали на автобусах, не доезжая до места несколько кварталов прошли пешком, высылая вперёд дозорных. Вспышки от выстрелов я увидел практически сразу, до самой больницы, по-моему, было ещё довольно далеко. Когда добрались до нужного нам здания – встретили отряд полковника Михайлова, по которому и стреляли со стороны больницы.

Насколько я понял нашу задачу, мы должны были незаметно подойти к больнице с другой стороны, где находился пищеблок, пройдя между гаражами. Но я подробностей особо не помню, да и тогда не слишком вникал – просто шёл за ведущим нас командиром, которому целиком и полностью доверял, полковником Дёминым. Подошли к сеточному ограждению и на пару с Серёгой Савчуком проделали в нём проход, через которой мы попали во двор больницы.

Перестрелка шла полным ходом, но она была немного в другой стороне, так что нам удалось не привлекая внимания прокрасться к зданию пищеблока. Спустя некоторое время, что наш дозорный – Федя Литвинчук, ранен в бедро. С обеих сторон вёлся интенсивный перекрёстный огонь, поэтому его не могли вытащить. Не каждый сможет меня понять, но в тот момент я даже завидовал Феде, ведь нам бой только предстоял, а для него он уже закончился. Надеюсь, кто-то сможет понять мои мысли в тот момент.

Мы впятером подошли к больнице – С. Савчук, Ю. Дёмин, А. Христофоров, В. Корольков и я. Рассвело на мой взгляд очень быстро, примерно в это время я услышал, как Володя Соловов сказал по радиосвязи: Всё, конец руке». Как оказалось, всё то время, пока мы подбирались к больнице он прикрывал нас в одиночку.

Ещё со времён училища я помнил, что в бою нужно иметь при себе дымовые шашки, потому что при ранении, никто не полезет тебя вытаскивать без дымовой завесы. У меня шашки с собой были, я кинул две по направлению к Соловову, до которого было не больше 30 метров, но интенсивность огня была такой, что пробраться к нему никто из нас не смог. После этого мы Володю больше не слышали.

Нам была поставлена задача отвлекать боевиков беглым огнём, целясь между окнами, для того, чтобы отвлечь их от основных сил, а также, по возможности, проникнуть внутрь здания больницы.

Первое выполнить было довольно просто – мы высовывались из-за угла и, практически не целясь, стреляли в направлении основного корпуса больницы. Огонь боевиков сразу же переключился на нас, так что с задачей отвлечения мы справились. Проникнуть в больницу мы не смогли – дверь находилась рядом, но была так забаррикадирована с внутренней стороны, что даже очереди из автомата не могли заставить её пошевелиться.

Несмотря на это, мы продолжили выполнение основной задачи, как мне кажется, достаточно успешно, потому что боевики усилили огонь по нам. Спасало то, что мы находились в мёртвой зоне и попасть в нас они не могли. Но огонь настолько усилился, что выглянув из-за угла в очередной раз, я едва не получил пулю – она снесла осколок стены и задела меня по касательной. Раскалённая оболочка сама же и прижгла рану, поэтому боли я практически не почувствовал.

После усиления огня Дёмин кинул гранату, которая разорвалась практически над нами, благодаря чему огонь из окна сошёл на нет. Боевики могли просто забросать нас гранатами, поэтому мы запросили снайперов для прикрытия.

Но в это время в нас полетели гранаты. Одна прилетела откуда-то сбоку, а не сверху. Она-то и стала «моей». Я почувствовал, как что-то попало в глаз. Подбежал Дёмин. Как сейчас помню его взгляд. Повязку мне накладывали прямо поверх каски. Ситуация становилась всё сложнее, нас продолжали забрасывать гранатами. Последовал взрыв, и я почувствовал, как левую руку резко подбросило вверх. Помню, тогда подумал: «хорошо повоевал – остался без глаза, а теперь ещё и без руки». Но попытался пошевелить рукой и понял, что она на месте. Решили отступать, несмотря на то, что огонь не прекращался. Дёмин спросил: «Все готовы?». Я ответил, что готов, но побегу только по команде. На счёт три мы с Сашей Христофоровым побежали. В тот момент казалось, что мы бежим на пределе возможностей, но пули всё равно были быстрее. Когда до укрытия оставалась всего пара метров меня и Христофорова сбило с ног, но мы всё-таки добрались до укрытия – наши ребята помогли, протянули руки и вытащили нас. Тогда я был очень счастлив. Хоть мне в тот момент бинтовали рану на ноге, мне было всё равно – главное, что выбрался. Саше повезло меньше – ему досталось 3 пули, которые прошили бронежилет сбоку и попали в спину, а ещё 2 ударили в автомат, сильно повредив руку.

Вот так прошёл и закончился для меня этот штурм…

Кавалер четырех орденов Мужества,

Вице-президент Международной Ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «АЛЬФА»

полковник С. Милицкий

подписывайся!

Новости РОССИИ